10 декабря в 7:54
5 декабря в 9:40
5 декабря в 9:15
5 декабря в 9:11
5 ноября в 15:43
1
6 ноября
Преподаватели Максим Жук: «Я хочу быть полезным своей стране...»

Редакция Dvfu.info продолжает серию интервью с самыми яркими преподавателями ДВФУ. На этот раз мы поговорили с Максимом Жуком.

4Максим Жук — один из самых популярных преподавателей ДВФУ. Свою дисциплину – зарубежную литературу – ведёт с 2004 года. Преподаёт студентам Школы гуманитарных наук и Школы региональных и международных исследований.

Кем вы хотели стать в детстве, юношестве? Как решили стать преподавателем?

У меня с детства были два больших увлечения – книги и музыка. Сначала я хотел стать музыкантом, мы даже со школьным другом сколотили рок-группу. Ни одного выступления она не дала, мы немного порепетировали, я написал несколько песен, а потом всё заглохло.

Я просил родителей научить меня читать, когда мне было, кажется, пять лет, но что-то пошло не так. Читать я научился в школе. Интуитивно я понимал, что литература и в целом искусство – это что-то бесконечно глубокое и жизненно мне необходимое.

В 14 лет у меня сложился такой образ: дерево, которое растет не в земле, а в стекле. И я вижу, как, например, эта ветка растет и питается от этого корня. Я хотел, чтобы литература была для меня такой же понятной и прозрачной. Мне хотелось видеть ее как живой динамичный процесс.

Например, понять, как мысли и художественные формы Гомера, Гюго и Диккенса сливаются и переплетаются в творчестве Толстого, как из всей мировой литературы вырастает «Улисс» Джеймса Джойса. Теперь я понимаю, что всё в истории культуры устроено гораздо сложнее. Рядом с деревом литературы растут деревья философии, истории, политики, религии. И в лесу культуры множество деревьев переплетаются корнями, прорастают друг в друга. Мне хотелось в этом разобраться, и поэтому я поступил на филологический факультет. Правда, родители были против. Мама хотела, чтобы я стал юристом, даже отдала меня в школу с юридическим уклоном. Туда я не ходил, прогуливал всё, что мог, и очень обрадовался, когда через полгода меня отчислили. Родители огорчились, говорили, что у меня теперь дорога работать дворником. А я даже хотел стать дворником. Я слышал, что им дают квартиры и работают они неполный день. Значит, у меня будет личное пространство и время читать книги. Это желание теперь воплотилось в мою профессию. Мне платят за то, чтобы я читал книги и рассказывал о них.

2

Как вы относитесь к службе в армии? Вы служили?

Я закончил школу в 1996 году, когда еще шла Первая чеченская война. Многих моих сверстников отправляли из военкомата почти сразу в пекло. Я туда, естественно, не хотел и поступил в университет, а после пятого курса – в аспирантуру. В итоге, в армии не служил. Я считаю, что есть три самых благородных профессии: врач, учитель и военный. Но при этом я думаю, что государство и Родина – это не одно и тоже. Родина – это история, культура и язык твоей страны, твоя семья и близкие. А государство – это социальные институты, политики и чиновники, которые стараются отождествить себя с обществом. Я хочу быть полезным своей стране, но не хочу обслуживать государственный аппарат, интересы и капризы политиков. И, думаю, что от моей работы преподавателем литературы Родине больше пользы, чем от моего трупа на чеченской войне.

Чего вы не приемлете на своих парах?

Я аудиал, то есть большую часть информации получаю через слух. Мне не обязательно смотреть на собеседника, чтобы с ним разговаривать. Кстати, студенты иногда обижаются, когда я читаю лекцию и смотрю мимо них. Тишина для меня важна как инструмент и условие для нормальной работы. Ну, как и все преподаватели, я люблю, когда студенты читают, готовятся к занятиям. А самая большая радость, когда уровень развития ребят позволяет говорить с ними на одном языке, не упрощая, а, значит, не искажая материал.

Есть какие-нибудь воспоминания о приятных или интересных моментах из студенчества?

Студенчество для меня — один из самых важных и приятных этапов моей жизни. Со школой у меня положительных воспоминаний почти нет, это было достаточно болезненное и травматичное  время. Когда я поступил в университет, то почувствовал, будто наконец-то могу дышать.

Мое любимое воспоминание об университете связано с тем, как я писал диплом. Это было начало нулевых, компьютеры были далеко не у всех.

Я написал черновик диплома от руки и попросился к своему однокурснику, чтобы его напечатать. Компьютер был свободен, но в квартире шла вечеринка с очень громкой музыкой, танцами и морем алкоголя. Выхода у меня не было, и я, как Иисус посреди бушующего моря, сидел и набивал свой диплом.

Утром ребята пошли за добавкой, и я понял, что дальше так не выдержу. Позвонил другому знакомому, перебрался к нему. И нарвался на такие же пьяные посиделки, но еще большего размаха. Я закрылся в комнате с компьютером и всю ночь дописывал диплом. Мне периодически предлагали выпить, но мне было хорошо и без алкоголя. Я чувствовал огромный кайф от интеллектуального труда и за эту ночь я сделал несколько маленьких, но важных для себя филологических открытий. Мой мозг был счастлив и без всякого алкоголя. Я не хотел ничего, кроме этой работы.

Вы довольно часто путешествуете. В скольких странах вы уже побывали, и по какому принципу выбирается место следующего путешествия?

Я был в семнадцати странах мира, в некоторых, правда, проездом. Мои поездки – это продолжение моей профессии. Это либо места, где жили мои любимые писатели, где они создавали свои тексты, либо это пространства, связанные с историей культуры и искусства. Например, в Дублин я поехал, чтобы подняться на башню Мартелло из романа Джеймса Джойса «Улисс», в Лондон – чтобы увидеть улицы из поэмы Томаса Элиота «Бесплодная земля», район Блумсбери, где жила Вирджиния Вулф, студию Abbey Road, где The Beatles записали все свои великие альбомы. Этим летом я поднялся на Олимп, чтобы увидеть то место, которое стало одним из истоков античной мифологии и европейской культуры. Последний город, в котором я побывал, — это Париж. Там находится легендарный книжный магазин «Шекспир и компания». Это место, где происходили важнейшие события, повлиявшие на историю мировой литературы. Туда приходили Джойс, Фолкнер, Томас Элиот и другие классики двадцатого века. Сейчас магазин перенесён на другую улицу, а на старом месте нет ничего. Только пустые витрины и закрытая дверь. И когда я стоял рядом с безжизненным пространством, где когда-то билось сердце литературы, то буквально слышал, как работают жернова времени, стирая в прах то, что создает человек.

Как вы относитесь к таким вещам, например, как рэп-батлы?

К рэп-батлам я отношусь нейтрально. Собственно, я видел только два: Оксимирон vs Джонни Бой, Оксимирон vs Гнойный. Больше пока не хочу. Мне кажется, это очень круто с точки зрения техники исполнения и местами очень хорошо как художественный текст. Кроме того, всё это вписано в очень древнюю традицию музыкально-поэтических состязаний. Подобные соревнования между поэтами были уже в Древней Греции и средневековой Скандинавии. У эллинов и скандинавов были свои Оксимироны и Гнойные. И, кстати, заметно, что самые талантливые рэперы – это очень начитанные и образованные люди. Но специально за их творчеством я не слежу. Есть музыка, которая для меня важнее и интереснее.

3

Какие музыкальные направления вы предпочитаете?

Я люблю рок-музыку в ее разных вариантах. The Beatles, The Doors, Pink Floyd, Deep Purple, Sex Pistols, Dead Kennedys, The Smiths, Pixies, Radiohead и другие. Когда у меня много работы и не хватает энергии, я слушаю тяжёлую музыку, например, Slayer, Anthrax, Sepultura. В русской музыке у меня есть любимая четверка – «Аквариум», «Аукцыон», «Гражданская оборона» и «Ундервуд».  

Какие 5 книг посоветуете прочесть студентам?

Сенека «Нравственные письма к Луцилию», Эрих Фромм «Бегство от свободы», Пётр Рябов «История русского народа и российского государства», Ромен Роллан «Кола Брюньон», Себастьян Хафнер «История одного немца».

Афиша

aFpx9g7UiFU
сб, 20 января в 07:38
Библиотека им. А. М. Горького (ул. Некрасовская, 59а)